Онлайн заявка

Постановление АС Волго-Вятского округа от 20.02.2019 по делу № А43-20053/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД

ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

Кремль, корпус 4, Нижний Новгород, 603082

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

 

Нижний Новгород

Дело № А43-20053/2017

20 февраля 2019 года

Резолютивная часть постановления объявлена 13.02.2019.

Полный текст постановления изготовлен 20.02.2019.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Прытковой В.П.,

судей Ногтевой В.А., Чиха А.Н.

при участии

Талаевой Екатерины Викторовны (паспорт),

Первухина Юрия Владимировича (паспорт),

финансового управляющего имуществом Первухина Юрия Владимировича –

Муравьевой Татьяны Дмитриевны,

представителя

от акционерного общества «Райффайзенбанк»:

Ахмадеевой О.А. по доверенности от 10.10.2018 № 343/2018

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу
Талаевой Екатерины Викторовны

на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2018,

принятое судьями Протасовым Ю.В., Кириловой Е.А., Рубис Е.А.,

по делу № А43-20053/2017 Арбитражного суда Нижегородской области

по заявлению финансового управляющего
Муравьевой Татьяны Дмитриевны

к Первухину Юрию Владимировичу и

Талаевой Екатерине Викторовне

о признании сделки недействительной и
о применении последствий ее недействительности,

третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, –

орган опеки и попечительства администрации города
Дзержинска Нижегородской области,
Первухина Марина Александровна (бывшая супруга гражданина) и
нотариус Малинина Наталья Владимировна,

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве)

Первухина Юрия Владимировича

(ИНН: 524801258380)

и   у с т а н о в и л :

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Первухина Юрия Владимировича (далее – должник) в Арбитражный суд Нижегородской области обратился финансовый управляющий Муравьева Татьяна Дмитриевна с заявлением о признании недействительным соглашения об уплате алиментов на несовершеннолетнего ребенка от 26.07.2017, заключенного должником и Талаевой Екатериной Викторовной.

Заявленные требования финансового управляющего основаны на статях 61.2 и 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) и на статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

К участию в обособленном споре в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены орган опеки и попечительства администрации города Дзержинска Нижегородской области, Первухина Марина Александровна (бывшая супруга гражданина) и нотариус Малинина Наталья Владимировна.

Суд определением от 22.03.2018 отказал в удовлетворении заявленных требований, исходя из недоказанности обстоятельств для признания сделки недействительной.

Первый арбитражный апелляционный суд постановлением от 09.10.2018 отменил определение от 22.03.2018 и удовлетворил заявление финансового управляющего. Суд апелляционной инстанции руководствовался статьями 61.1, 61.2, 213.1 и 213.32 Закона о банкротстве, статьями 5, 19, 61.1, 61.2 (пункт 2), 61.3 (пункты 1 и 2), 213.1, 213.6, 213.9, 213.27 и 213.32 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 101 и 103 Семейного кодекса Российской Федерации, статьями 10, 168 и 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктами 5 и 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление № 63) и пришел к выводу о наличии совокупности обстоятельств для признания сделки недействительной.

Не согласившись с принятым судебным актом, Талаева Е.В. обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить постановление от 09.10.2018 и оставить в силе определение от 22.03.2018.

По мнению заявителя, выводы апелляционного суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нарушают права и законные интересы несовершеннолетнего ребенка и сделаны при неправильном применении норм права. Выводы о признании сделки недействительной сделаны исключительно на основании правовой позиции акционерного общества «Райффайзенбанк» (далее – Банк). Суд апелляционной инстанции не учел, что на момент заключения соглашения у должника имелось имущество общей стоимостью 22 003 050 рублей, которого было достаточно и для погашения задолженности перед кредиторами, и для уплаты алиментов. По состоянию на 26.07.2018 Первухин Ю.В. продолжал исполнять обязательства перед иными кредиторами и частично уплачивал обязательные платежи. Соответственно, оснований для вывода о наличии у должника признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества не имелось. При этом родители несовершеннолетнего ребенка в браке не состояли, общего хозяйства не вели, общего имущества не имели, совместно не проживали, следовательно, не могут быть признаны заинтересованными лицами. Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции), на который сослался апелляционный суд для установления признака заинтересованности сторон, применяется по отношению к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, к которым не принадлежит Талаева Е.В. В статье 19 Закона о банкротстве в перечне лиц, признаваемых заинтересованными по отношению к должнику–гражданину, мать ребенка должника отсутствует. Ни в Семейном кодексе Российской Федерации, ни в ином нормативно-правовом акте не содержится обязанности получателя алиментов (законного представителя несовершеннолетнего ребенка) осуществлять проверку платежеспособности плательщика алиментов. Следовательно, Талаева Е.В. не знала и не могла знать о финансовом состоянии должника.

Талаева Е.В. ссылается на то, что суд апелляционной инстанции полностью проигнорировал положения семейного законодательства Российской Федерации и не учел, что выплата алиментных обязательств носит бесспорный характер и является не правом, а обязанностью Первухина Ю.В., исполнение которой не зависит от материального положения родителей. Соглашение об уплате алиментов соответствует главе 16 Семейного кодекса Российской Федерации. Установление размера алиментов в твердой форме  предусмотрено в статьях 83 и 104 Семейного кодекса Российской Федерации. О необходимости сохранения ребенку прежнего уровня жизни при определении суммы алиментов указано в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2017 № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» и в многочисленной судебной практике. Размер алиментных выплат в сумме 9 000 000 рублей установлен исключительно с целью сохранения Первухину Г.Ю. прежнего уровня обеспечения, о чем в материалы дела представлены соответствующие доказательства, соответственно, действия по установлению такого размера алиментов не могут быть признаны недобросовестными. При этом для достойного содержания ребенка его мать вправе сама определять способ такого содержания, в частности, место его проживания. Заключение договора по уборке дома и договора на оказание услуг по уходу за ребенком также является правом матери, которая обязана обеспечить ребенка надлежащими условиями проживания. Такие доказательства в силу статей 64 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не могут быть признаны недопустимыми, так как получены законным способом, не признаны недействительными и никем не оспорены. Суд апелляционной инстанции признал установленный в соглашении размер алиментов чрезмерным при отсутствии на то правовых оснований.

Как полагает заявитель, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что Первухин Ю.В. совершал активные действия по урегулированию ситуации с просроченной кредиторской задолженностью, а также то обстоятельство, что Талаева Е.В. не имела перед Банком никаких обязательств.

Заявитель указывает на процессуальные нарушения, допущенные апелляционным судом. В частности, в резолютивной части оспариваемого постановления не разрешен вопрос о распределении государственной пошлины. Впоследствии Первым арбитражным апелляционным судом вынесено определение от 09.10.2018 об исправлении описок, опечаток, арифметических ошибок, допущенных в судебном акте, в соответствии с которым резолютивная часть постановления дополнена абзацем, в соответствии с которым с Первухина Ю.В. в пользу Банка взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 3000 рублей. Однако данные изменения не являются исправлением опечатки в порядке, предусмотренном в статье 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Определением об исправлении опечатки суд апелляционной инстанции фактически разрешил еще одно требование, что недопустимо. Кроме того, постановление вынесено при неразрешенном ходатайстве о приобщении дополнительных доказательств.

Подробно доводы заявителя изложены в кассационной жалобе.

В судебном заседании Талаева Е.В. и Первухин Ю.В. поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Финансовый управляющий и Банк в возражениях на кассационную жалобу отклонили доводы заявителя, указав на законность и обоснованность принятых судебных актов.

Представитель Банка и финансовый управляющий в судебном заседании поддержали позиции, изложенные в возражениях на кассационную жалобу.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие.

Законность постановления от 09.10.2018 проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, суд первой инстанции определением от 30.06.2017 возбудил в отношении Первухина Ю.В. дело о несостоятельности (банкротстве).

Первухин Ю.В. (плательщик алиментов) и Талаева Е.В. (получатель алиментов) 26.07.2017 заключили соглашение об уплате алиментов на содержание ребенка, по условиям которого плательщик алиментов предоставляет получателю алиментов содержание (алименты) для содержания своего несовершеннолетнего сына Первухина Григория Юрьевича, 07.03.2014 года рождения, в размере 9 000 000 рублей единовременно. Стороны достигли соглашения о том, что уплатой алиментов выбранным способом покрываются все дополнительные расходы на содержание Первухина Г.Ю., которые стороны могут предположить, до достижения ребенком полной дееспособности.

Арбитражный суд Нижегородской области решением от 18.09.2018 признал должника несостоятельным (банкротом) и ввел процедуру реализации имущества гражданина, утвердив финансовым управляющим Муравьеву Т.Д.

Финансовый управляющий, посчитав, что соглашение об уплате алиментов заключено при злоупотреблении правом, совершенном в целях причинения ущерба кредиторам должника, и может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до его заключения, обратился в суд с настоящим заявлением.

В соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд округа проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм права, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Изучив материалы дела и оценив доводы жалобы, суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены принятого судебного акта в силу следующего.

Исходя из смысла статей 1, 9 и 10 Гражданского кодекса Российской Федерации под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

Как установил суд  апелляционной инстанции, оспоренное соглашение заключено после возбуждения дела о банкротстве должника и предусматривает уплату алиментов в сумме 9 000 000 рублей единовременно.

Данное соглашение не содержит порядок расчета уплачиваемой суммы и не позволяет определить источник денежных средств, из которого Первухин Ю.В. (при наличии непогашенных обязательств перед иными кредиторами, установленными в рамках настоящего дела о банкротстве) имеет реальную возможность осуществлять выплату алиментов в указанном размере. При этом стороны пришли к такому соглашению (о выплате алиментов за последующие 15 лет) после возбуждения в отношении Первухина Ю.В. дела о несостоятельности (банкротстве).

Возможность определения суммы алиментов в твердой денежной сумме предусмотрена в статье 83 Семейного кодекса Российской Федерации.

В пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2017 № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов», на который сослался заявитель, разъяснено, что размер алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме на несовершеннолетних детей, определяется судом исходя из максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Однако указанные разъяснения не содержат положений, позволяющих определять сумму алиментов произвольно, без учета реальной возможности выплатить данную сумму.

В случае добросовестного поведения стороны при заключении соглашения об уплате алиментов и установлении порядка и размера выплаты, должны были бы руководствоваться материальным положением должника, средним уровнем заработка должника, установленными федеральным законодательством правилами определения размера алиментов с учетом интересов ребенка.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав представленные Талаевой Е.В. доказательства (договор найма жилого помещения от 16.08.2017, договор на оказание услуг по уборке дома от 10.10.2017 и договор на оказание услуг по уходу за ребенком от 01.02.2018), пришел к выводу, что данные документы не подтверждают необходимость и разумность выплаты алиментов в размере 9 000 000 рублей единовременно.

В реестр требований кредиторов должника включено требование Банка в размере 6 862 288 рублей 86 копеек.

Соответственно, имея задолженность перед кредитором в размере, превышающем шесть миллионов рублей, должник одновременно обязался выплатить алименты на содержание ребенка в размере 9 000 000 рублей единовременно, что свидетельствует о том, что заключая соглашение стороны заранее знали о невыполнимости его условий и злоупотребили правом. При этом как на дату заключения, так и в последующем, должник знал об отсутствии у него достаточных денежных средств для выплаты алиментов в установленном в соглашении размере.

Вывод суда апелляционной инстанции о заключении соглашения с заинтересованным лицом соответствует нормам действующего законодательства. Так, пунктом 1 статьи 19 Закона о банкротстве предусмотрено, что заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются лица, которые в соответствии с Законом о защите конкуренции входят в одну группу лиц с должником (согласно пункту 7 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции, группой лиц признаются физическое лицо, его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры; к группе лиц также причисляются лица, каждое из которых по какому-либо из указанных в пунктах 1 -–7 настоящей части признаку входит в группу с одним и тем же лицом, а также другие лица, входящие с любым из таких лиц в группу по какому-либо из указанных в пунктах 1 – 7 настоящей части признаку). Поскольку Первухин Ю.В. и Талаева Е.В. являются родителями Первухина Г.Ю., апелляционный суд на законных основаниях признал их заинтересованными лицами.

Довод заявителя об отсутствии заинтересованности сторон основан на ошибочном толковании норм права. В пункте 1 статьи 19 Закона о банкротстве, который содержит ссылку на Закон о конкуренции, определяются общие признаки заинтересованности сторон без конкретизации категории должника, в связи с чем могут также примениться и к должнику – физическому лицу. Запрета на такое применение не предусмотрено ни в Законе о банкротстве, ни в иных правовых актах.

Установленная по отношению к должнику аффилированность Талаевой Е.В. позволяет презюмировать ее осведомленность о цели совершения должником оспариваемой сделки, и перенести на нее обязанность доказывания обратного. Между тем Талаева Е.В. в материалы настоящего обособленного спора не представила доказательств, исключающих ее осведомленность о противоправной цели заключения соглашения об уплате алиментов.

Заключение на будущее спорного соглашения не может быть признано добросовестным поведением. Установление единовременной суммы алиментов на будущее без учета финансового состояния должника  и реальности выплаты такой суммы направлено на искусственное увеличение текущей кредиторской задолженности с целью перераспределения конкурсной массы и нарушения интересов кредиторов, задолженность перед которыми возникла до заключения такого соглашения, является злоупотреблением сторонами своим правом, что влечет признание сделки недействительной на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве установлено, что сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

При этом на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности, поскольку имел не погашенную задолженность перед Банком в сумме 6 862 288 рублей 86 копеек, которая подтверждена решением Мещанского районного суда города Москвы от 07.10.2015 № 2-15908/2015.

В силу пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью гражданина понимается его неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Если не доказано иное, гражданин предполагается неплатежеспособным при условии, что гражданин прекратил расчеты с кредиторами, то есть перестал исполнять денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил.

Задолженность, подтвержденная вступившим в законную силу решением суда, погашена не была, в связи с чем наличие у должника имущества и предпринятые им меры по урегулированию задолженности не опровергают вывод о наличии у Первухина Ю.В. на дату заключения соглашения признака неплатежеспособности

В настоящем случае, как верно установил апелляционный суд, соглашение об уплате алиментов в сумме 9 000 000 рублей единовременно на будущее после возбуждения дела о банкротстве должника при наличии у него непогашенной задолженности перед Банком в размере 6 862 288 рублей 86 копеек и при отсутствии у Первухина Ю.В. денежных средств, достаточных для выплаты такой суммы алиментов, было заключено не с намерением исполнить обязанности по содержанию ребенка, а с целью увеличения размера текущих требований к должнику, влекущим утрату кредиторами возможности получить удовлетворение своих требований за счет имущества должника, то есть с целью причинения вреда кредиторам.

Таким образом, суд апелляционной инстанции установил все необходимые элементы для признания соглашения об уплате алиментов недействительным на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Суд округа считает необходимым отметить, что признание недействительным соглашения об уплате алиментов в том виде, в котором оно заключено, не ущемляет права несовершеннолетнего, не снимает с Первухина Ю.В. обязанность выплачивать алименты с учетом разумно достаточных потребностей ребенка и финансового состояния должника и не лишает Талаеву Е.В. права на взыскание алиментов.

С учетом установленных обстоятельств дела суд апелляционной инстанции пришел к верному выводу о наличии оснований для признания спорной сделки, устанавливающей необходимость должника после возбуждения в отношении него дела о банкротстве выплатить матери его несовершеннолетнего ребенка сумму алиментов за период с момента заключения соглашения и до достижения ребенком дееспособности, то есть на длительный срок на будущее, недействительной.

Довод заявителя о незаконности исправления опечатки в резолютивной части постановления был рассмотрен Арбитражным судом Волго-Вятского округа в рамках обжалования определения об исправлении опечатки от 09.10.2018 и отклонен, как несостоятельный. Суд округа указал, что в результате исправления опечатки сущность принятого постановления и выводов, к которым пришел апелляционный суд на основании исследования доказательств, установленных обстоятельств и подлежащих применению норм материального и (или) процессуального права, не изменились.

Представленные Талаевой Е.В. в суд апелляционной инстанции документы имеются в материалах дела, в связи с чем ссылка заявителя на то обстоятельство, что апелляционный суд не рассмотрел ходатайство о приобщении доказательств, не может является самостоятельным основанием для отмены принятого судебного акта. Принятый судебный акты вынесен на основании исследования и оценки всей совокупности доказательств, имеющихся в материалах дела. Доказательств обратного заявитель не представил.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, основаны на неправильном толковании приведенных норм права и направлены на переоценку исследованных обстоятельств. Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права применительно к фактическим обстоятельствам, установленным судами при рассмотрении дела в первой и апелляционной инстанциях (статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Окружной суд не вправе переоценивать исследованные судом доказательства и сделанные на их основе выводы.

Обжалованный судебный акт принят при правильном применении норм права, содержащиеся в нем выводы не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, судом округа не установлено.

Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина по кассационной жалобе составляет 3000 рублей и расходы по ее уплате относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 287 (пункт 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:      

постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2018 по делу
№ А43-20053/2017 Арбитражного суда Нижегородской области оставить без изменения, кассационную жалобу Талаевой Екатерины Викторовны – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

В.П. Прыткова

Судьи

В.А. Ногтева

А.Н. Чих

ПОДЕЛИТЬСЯ
Онлайн заявка