Онлайн заявка

Постановление АС Уральского округа от 15.11.2018 № Ф09-2970/17

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

Ленина проспект, д. 32/27, Екатеринбург, 620075

http://fasuo.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№ Ф09-2970/17

Екатеринбург

15 ноября 2018 г.

 

Дело № А60-50343/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 13 ноября 2018 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 15 ноября 2018 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Оденцовой Ю.А.,

судей Шершон Н. В., Столяренко Г. М.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Мелкозерова Игоря Владимировича на определение Арбитражного суда Свердловской области
от 21.06.2018 по делу № А60-50343/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2018 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель Мелкозерова И.В.  – Саитов А.С.  (доверенность от 21.08.2017 серия 66ФФ № 4135997).

До начала судебного заседания обществом с ограниченной ответственностью «РУ-Финанс» (далее – общество «РУ-Финанс») заявлено ходатайство о рассмотрении дела без участия представителя, которое судом округа удовлетворено, на основании части 3 статьи 284Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В Арбитражный суд Свердловской области 20.10.2016 поступило заявление общества «Ру-Финанс» о признании общества с ограниченной ответственностью «Алапаевск-Энерго» (далее – общество «Алапаевск-Энерго», должник) несостоятельным (банкротом).

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 25.10.2016 по вышеназванному заявлению, возбуждено дело о банкротстве, а определением Арбитражного суда Свердловской области от 15.01.2017 в отношении общества «Алапаевск-Энерго» введена процедура наблюдения.

Определением Арбитражного суда Свердловской области 09.02.2017 временным управляющим должника утвержден Филатов Дмитрий Николаевич.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 19.06.2017 общество «Алапаевск-Энерго» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, исполняющим обязанности конкурсного управляющего должника утвержден Филатов Д.Н.

В Арбитражный суд Свердловской области 18.07.2017 поступило заявление Филатова М.В. о привлечении Мелкозерова И.В. к субсидиарной ответственности.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 21.06.2018 (судья Журавлев Ю.А.) с Мелкозерова И.В. в пользу общества «Алапаевск-Энерго» взысканы денежные средства в размере 970 284 руб. 98 коп., в остальной части в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2018 (судьи Мартемьянов В.И., Зарифуллина Л.М., Чепурченко О.Н.) определение суда первой инстанции от 21.06.2018 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Мелкозеров И.В. просит определение от 21.06.2018 и постановление от 07.09.2018 в части удовлетворения требований отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права. По мнению заявителя,  арендованное транспортное средство использовалась должником для поездок на объекты должника, расположенные на территории Алапаевского района, с целью контроля за деятельностью по транспортировке тепловой энергии, что подтверждается соответствующими путевыми листами, которые заявитель передал конкурсному управляющему, однако последний их скрыл от суда, а арендные платежи за пользование транспортным средством уплачивались в рамках обычной хозяйственной деятельности должника в размерах, не превышающих рыночную арендную плату, что также подтверждается аналогичными договорами аренды за предыдущие периоды. Заявитель считает, что период начисления арендной платы по договору аренды оборудования определен неверно, заключение данного договора позволило сэкономить денежные средства путем уменьшения налогооблагаемой базы, указанный договор аренды заключен в обычной хозяйственной деятельности должника на рыночных условиях. Заявитель ссылается на то, что суды не установили причинно-следственную связь между его действиями и причиненными убытками, факт причинения убытков не доказан, при этом суд первой инстанции, взыскав с Мелкозерова И.В. убытки, вышел за рамки заявленных требований, поскольку Филатов Д.Н. просил привлечь Мелкозерова И.В. к субсидиарной ответственности, в связи с чем суд должен был приостановить рассмотрение данного требования до окончания расчетов с кредиторами.

Общество «РУ?Финанс» в отзыве просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Законность обжалуемого судебного акта проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы только в части удовлетворения требований.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между должником и Мелкозеровым И.В. были заключены договор аренды транспортных средств от 01.01.2014 и аренды оборудования от 01.01.2014 № 23/14.

По условиям договора аренды транспортных средств от 01.01.2014, Мелкозеров И.В., являясь руководителем и учредителем должника, предоставил последнему в аренду автомобиль марки Тойота Камри 2010 г.в., а размер арендной платы по данному договору был определен сторонами в сумме 26400 руб. в месяц.

По условиям договора аренды оборудования от 01.01.2014№ 23/14, Мелкозеров И.В., являясь руководителем и учредителем должника, предоставил последнему в аренду генераторную установку модели VX180/4DE, а размер арендной платы по данному договору был определен сторонами в размере 30893 руб. в месяц.

Полагая, что фактически вышеназванное имущество должником не использовалось, а Мелкозеров И.В., являясь руководителем должника, заключил спорные договоры с целью необоснованного получения денежных средств должника, в связи с чем, последнему и его кредиторам причинены убытки в размере совокупной суммы арендных платежей, конкурсный управляющий должника обратился в суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из следующего.

В соответствии с п.4 ст. 61.10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо являлось руководителем должника, либо имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника.

В силу пункта 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Ответственность, предусмотренная статьей 61.11 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой, и при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации  об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, причиненный личности или имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Пунктом 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

В соответствии с абзацем 1 статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой ущерб, причиненный организации.

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт несения убытков, противоправность поведения ответчика, причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками, а также их размер.

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе, если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица.

Исследовав и оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание, что в период с 01.01.2014 по 29.05.2015 Мелкозеров И.В. являлся участником и руководителем должника, и то, что оспариваемые договоры аренды транспортного средств и оборудования заключены от лица должника (арендатора) директором Мелкозеровым И.В., а от лица арендодателя самим Мелкозеровым И.В., при этом совокупный размер оплаты по данным договорам  за период 01.01.2014 по 29.05.2015 составил 970 284 руб. 68 коп., а также, учитывая, что никаких первичных документов, подтверждающих фактическое использование в указанный период в хозяйственной деятельности должника спорных транспортного средства и оборудования и необходимость его использования для должника, не представлено, а из данных бухгалтерских балансов должника за 2014 и 2015 годы следует, что сумма обязательств должника в указанные периоды превышает сумму активов, размер обязательств в 2015 году относительно 2014 года увеличился и превышал сумму активов на 16 555 000 руб., и на момент осуществления платежей по оспариваемым договорам аренды должник прекратил исполнение денежных обязательств перед иными кредиторами, требования которых включены в реестр требований кредиторов должника, из чего следует, что в период действия спорных договоров должник имел признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества, при том, что иное не доказано, в то время как в результате выплаты Мелкозерову И.В. арендных платежей по спорным договорам была безосновательна уменьшена стоимость имущества должника на общую сумму 970 284 руб. 98 коп., что привело к частичной утрате возможности удовлетворить требования кредиторов за счет имущества должника, суды пришли к обоснованным выводам о том, что денежные средства в размере 970 284 руб. 98 коп. выплачены должником Мелкозерову И.В. в отсутствие к тому соответствующих правовых оснований в период наличия у должника признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества.

Исходя из изложенного, по результатам исследования и оценки всех имеющихся в деле доказательств, и, исходя из конкретных обстоятельств дела, суды установили, что материалами дела в полном объеме и надлежащим образом доказано наличие в данном случае всех необходимых и достаточных оснований для взыскания с Мелкозерову И.В. совокупной суммы арендных платежей в размере 970 284 руб. 98 коп. в качестве убытков, в то время как надлежащие и достаточные доказательства, опровергающие данные обстоятельства, и, свидетельствующие об ином, не представлены.

Довод о Мелкозерова И.В. о том, что суд, взыскивая с него убытки, вышел за рамки заявленных требований о привлечении Мелкозерова И.В. к субсидиарной ответственности, по результатам исследования и оценки доказательств, правильно не принят судами во внимание, как основанный на неверном толковании норм права и не соответствующий обстоятельствам дела, в том числе, исходя из следующего.

При рассмотрении настоящего спора по существу суды пришли к выводу о доказанности материалами дела наличия в данном случае всех необходимых и достаточных оснований для взыскания с Мелкозерова И.В. спорных убытков.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 4 пункта 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»,независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации самостоятельно квалифицирует предъявленное требование, и при недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе, установленную статьей 53.1Гражданского кодекса Российской Федерации, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

Учитывая изложенное, и то, что взыскание убытков в рамках спора по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности не является изменением исковых требований, а представляет собой уточнение правовой квалификации иска при очевидной неизменности преследуемого конкурсным управляющим материально-правового интереса, а также то, что суды, с учетом всех конкретных обстоятельств дела, определили правовую квалификацию заявленных требований  — убытки, и, исходя из этого взыскали с Мелкозерова И.В. спорные убытки, размер которых определен равным совокупному размеру уплаченных должником арендных платежей по спорным договорам, что соответствует целям взыскания с бывшего руководителя должника убытков, причиненных его неправомерными действиями.

Ссылка заявителя на то, что факт использования транспортного средства подтверждается путевыми листами и приобретением должником соответствующих горюче-смазочных материалов по результатам исследования и оценки доказательств правильно не принята судами во внимание, как не соответствующая материалам дела, в том числе, с учетом того, что в материалах настоящего дела отсутствуют какие-либо документы, из которых было бы возможным сделать вывод о реальном и фактическом использовании в деятельности и в интересах должника имущества, переданного в аренду по спорным договорам, при этом в суде первой инстанции никаких доводов о наличии путевых листов и каких-либо иных документов, свидетельствующих об исполнении спорных договоров, Мелкозеров И.В. не представлял и никаких ходатайств по данному поводу, в том числе, ходатайств об истребовании соответствующих документов, не заявлял, а в суде апелляционной инстанции, Мелкозеров И.В. пояснил, что названные документы он передал конкурсному управляющему, но также не заявил ходатайство об истребовании данных документов и не пояснил, по какой причине Мелкозеров И.В., являвшийся директором должника и знающий о всей деятельности должника, не ссылался на данное обстоятельство в суде первой инстанции.

Довод Мелкозерова И.В. о том, что заключение спорных договоров позволило сэкономить денежные средства путем уменьшения налогооблагаемой базы, а сами договоры заключены в процессе обычной хозяйственной деятельности должника по результатам исследования и оценки всех имеющихся в деле доказательств правильно не приняты судами во внимание, как имеющие предположительный характер, необоснованные и не подтвержденные никакими доказательствами.

Таким образом, удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из совокупности установленных по делу обстоятельств и доказанности материалами дела заявленных требований, а также из отсутствия надлежащих и достаточных доказательств, свидетельствующих об ином (ст. 9, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, верно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.

Все доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. При этом заявитель фактически ссылается не на незаконность обжалуемых судебных актов, а выражает несогласие с произведенной судами оценкой доказательств, просит еще раз пересмотреть данное дело по существу и переоценить имеющиеся в деле доказательства. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, определение Арбитражного суда Свердловской области от 21.06.2018 по делу № А60-50343/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2018 по тому же делу подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба – без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

определение Арбитражного суда Свердловской области от 21.06.2018 по делу № А60-50343/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Мелкозерова Игоря Владимировича – без удовлетворения.

Приостановление исполнения определения Арбитражного суда Свердловской области от 21.06.2018 по делу № А60-50343/2016 и постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2018 по тому же делу, принятое определением Арбитражного суда Уральского округа от 26.10.2018, отменить.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий                                                           Ю.А. Оденцова

Судьи                                                                                        Н.В. Шершон

Г.М. Столяренко

ПОДЕЛИТЬСЯ
Онлайн заявка