Онлайн заявка

Постановление АС Центрального округа от 11.02.2019 по делу № А23-1133/2018

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов, вступивших в законную силу

 

«11» февраля 2019 года

Дело № А23-1133/2018

г. Калуга

Резолютивная часть постановления объявлена              11.02.2019

Постановление изготовлено в полном объеме               11.02.2019

Арбитражный суд Центрального округа в составе:

Председательствующего

Солодовой Л.В.

Судей

Леоновой Л.В.

Нарусова М.М.

 

При участии в судебном заседании

от истцов:

ИП Денисов Александр Алексеевич

ИП Денисов Сергей Александрович

от ответчика:

ООО «Русский мех»

от третьего лица:

ПАО «Сбербанк России»

Харитоновой Е.Б. — представитель

(дов. 40АА 0787657 от 31.03.2015)

Харитоновой Е.Б. — представитель

(дов. 40 АВ 0012789 от 23.05.2016)

Новосельцевой М.В. — представитель

(дов. б/н от 24.05.2017)

не явился, извещен надлежаще

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Денисова Сергея Александровича на решение Арбитражного суда Калужской области от 09.10.2018 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2018 по делу № А23-1133/2018,

УСТАНОВИЛ:

Индивидуальные предприниматели Денисов Александр Алексеевич и Денисов Сергей Александрович обратились в Арбитражный суд Калужской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Русский мех» о взыскании убытков: в пользу Денисова С.А. в сумме 120 000 руб, в пользу Денисова А.А. — 10 374 050 руб. 88 коп.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора привлечено публичное акционерное общество «Сбербанк России».

Решением Арбитражного суда Калужской области от 09.10.2018 (судья Сидорычева Л.П.), оставленным без изменения постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2018 (судьи Дайнеко М.М., Капустина Л.А., Рыжова Е.В.), в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с выводами судебных инстанций, ИП Денисов С.А. обратился в суд округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить.

Изучив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы жалобы и проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, кассационная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов, в связи со следующим.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанции и следует из материалов дела, 01.05.2012 между ООО «Доминиум» (арендодатель) и ИП Денисовым А.А. (арендатор) был заключен договор аренды нежилого помещения общей площадью 344,5 кв.м в одноэтажной кирпичной пристройке к девятиэтажному дому с подвалом  площадью 45,2 кв.м, с кадастровым номером 40:26:01 00 22:0003:8204:9001,  расположенного по адресу: город Калуга, улица Кирова, дом 47, сроком  по 30.04.2019.

Указанный договор зарегистрирован в установленном порядке.

В свою очередь по договору  № 0140/2012/2 от 01.09.2012 вышеуказанные помещения ИП Денисовым А.А. (арендатор)  были сданы в субаренду  ПАО «Сбербанк России» (субарендатор)  на срок до 30.04.2019.

Указанный договор также зарегистрирован в установленном законом порядке.

В дальнейшем, по договору купли-продажи от 10.08.2015 право собственности на указанное помещение перешло от ООО «Доминиум», впоследствии реорганизованного в ООО «Медиан», к ИП Денисову С.А. При этом изменения в договоры аренды и субаренды на основании п. 1 ст. 617 ГК РФ не вносились.

В соответствии с положениями пунктов 10.1, 10.3 указанных договоров они могут быть расторгнуты досрочно по инициативе любой из сторон при условии письменного уведомления с другой стороны об освобождении площадей за месяц до даты расторжения договора.

Согласно п. 10.4 договоров арендатор вправе отказаться от исполнения договора в случаях, если арендодатель не предоставил помещение в пользование арендатору, либо создал условия, препятствующие пользованию помещением; арендуемое помещение, в силу обстоятельств, за которые арендатор не отвечает, окажется в состоянии, непригодном для использования его арендатором в указанных в договоре целях.

Определением Арбитражного суда Калужской области от 19.04.2016, в рамках рассмотрения дела N А23-2411/2016 по иску ООО «Русский мех» о признании недействительными сделок по отчуждению имущества:  помещение магазина общей площадью 389,7 кв. м, расположенное по адресу: г. Калуга, ул. Кирова, д. 47 с кадастровым номером 40:26:000297:1706; помещение магазина на первом этаже двухэтажного кирпичного дома площадью 77.9 кв. м, расположенное по адресу: г. Калуга, ул. Театральная, д. 6 помещение 1 с кадастровым номером 40:26:000311:640; помещение площадью 451,7 кв. м, расположенное по адресу: г. Калуга, ул. Гагарина, д. 1 с кадастровым номером 40:26:000293:1464  и помещение площадью 510 кв. м, расположенное по адресу: г. Калуга, ул. Гагарина, д. 1 с кадастровым номером 40:26:000293:1507, было  удовлетворено ходатайство общества и приняты  обеспечительные меры в виде запрета Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калужской области совершать действия по регистрации перехода права собственности в отношении указанных объектов недвижимости.

25.10.2017 в ходе судебного заседания по делу N А23-2411/2016 ООО «Русский мех» был заявлен отказ от иска в отношении помещения магазина общей площадью 389,7 кв. м, расположенного по адресу: г. Калуга, ул. Кирова, д. 47 с кадастровым номером 40:26:000297:1706, что нашло отражение в решении суда по указанному делу.

Обеспечительные меры в отношении  данного помещения магазина  были отменены определением Арбитражного суда Калужской области от 04.12.2017, вступившим в законную силу 09.01.2018.

06.11.2016 ПАО «Сбербанк России» обратился к ИП Денисову А.А. с предложением устранить наложенное определением суда от 19.04.2016 по делу N А23-2411/16 обременение, указав при этом, что в случае не устранения, в срок до 20.12.2016 обременения, договор субаренды N 0140/2012/2 от 01.09.2012 подлежит расторжению.

По мнению истца, ввиду того, что обеспечительные меры не были сняты в установленный ПАО «Сбербанк России» срок, договор субаренды был расторгнут соглашением от 30.12.2016, а с 31.12.2016 ИП Денисов А.А. расторг и договор аренды нежилого помещения от 01.05.2012.

В связи с наложением обеспечительных мер по делу N А23-2411/16 ООО «Реал ресурс» письмом от 15.03.2017 отказалось от заключения договора аренды в отношении помещения, по адресу: г. Калуга, ул. Кирова, д. 47 с кадастровым номером 40:26:000297:1706.

Считая, что по вине ООО «Русский мех» по ходатайству  которого  судом приняты обеспечительные меры, им были причинены убытки, ИП Денисовым А.А.и Денисовым С.А.  09.01.2018 в адрес общества была направлена претензия с требованием выплатить Денисову С.А. 120 000 руб. (с 01.01.2017 по 09.01.2018 12 месяцев по 10 000 руб.) учитывая, что по договору аренды нежилого помещения от 01.05.2012 размер арендной платы за помещение составил 10 000 руб. в месяц, а Денисову А.А. -10 374 050,88 руб. (с 01.01.2017 по 09.01.2018 12 месяцев по 909 929 руб. 24 коп. = 10 919 150,88 руб. за минусом полученной от ПАО «Сбербанк России» компенсации в сумме 545 100 руб.), учитывая, что по договору субаренды N 0140/2012/2 от 01.09.2012 размер субарендной платы за помещение составил 980 000 руб.

Поскольку претензия оставлена без удовлетворения, истцы обратились в суд с настоящим иском.

Кассационная коллегия полагает, что оценив представленные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст.71 АПК РФ, суды пришли к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, руководствуясь при этом следующим.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п.1 ст.1064 ГК РФ), вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом (п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

Таким образом, как верно указано судом апелляционной инстанции, по общему правилу, для взыскания убытков необходимо установить следующую совокупность условий: факт причинения убытков и их размер, наличие причинно-следственной связи между понесенными убытками и противоправными действиями ответчика, вину причинителя вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 АПК РФ ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации.

Обращаясь в суд области с требованиями о взыскании убытков, истцы указали на применение обеспечительных мер, наложенных определением суда области по ходатайству ответчика, что привело к причинению убытков. Однако, заявленная обеспечительная мера не носила характер единственной возможной меры в соответствии с положениями ст. 90 АПК РФ, поскольку для удовлетворения денежных требований ООО «Русский мех» достаточно стоимости остальных помещений, что и обусловило дальнейший отказ от иска в данной части. Истцы указывают, что в рамках арбитражного дела N А23-2411/2016 обеспечительные меры в отношении спорного помещения были заявлены без учета запрета на злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ).

По мнению кассационной коллегии, суды инстанций, ссылаясь на п. 34 Обзора судебной практики Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016), правомерно указали, что само по себе обращение с заявлением о принятии обеспечительных мер не может рассматриваться как противоправное поведение, даже если впоследствии иск лица, подавшего ходатайство о принятии обеспечительных мер, будет признан судом необоснованным. Вместе с тем правопорядок не должен содействовать как испрашиванию обеспечительных мер по необоснованным искам, так и освобождению от ответственности субъектов, заявивших соответствующие требования.

То есть, в предмет доказывания по иску о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска, не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку право на возмещение убытков от обеспечительных мер либо право на получение компенсации основаны на положениях п. 3 ст. 1064 ГК РФ и возникают в силу прямого указания закона (ст. 98 АПК РФ).

Таким образом, положения ст. 98 АПК РФ предполагают обоснование потерпевшим негативных последствий, наступивших для него в результате принятия обеспечительных мер, доказывание им причинно-следственной связи между такими неблагоприятными последствиями и обеспечением иска.

Арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, исходя из представленных доказательств, путем их всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования и оценки (ст.ст. 64, 71, 168, 170 АПК РФ).

Кассационная коллегия полагает, что изучив обстоятельства настоящего дела, а также арбитражных дел N А23-2411/2016, N А23-6851/20145, суды инстанций пришли к правомерному выводу о том, что истцы не доказали наличия оснований для взыскания с ответчика убытков, не представили доказательств нарушения их прав и интересов принятыми обеспечительными мерами; судами не установлено злоупотребления ответчиком правом; доказательств, свидетельствующих о заведомой необоснованности иска и подачи его исключительно с целью причинения вреда истцам, не имеется.

Суд области справедливо отметил, что обеспечительные меры в виде запрета регистрации перехода права собственности, не запрещают собственнику, арендатору и субарендатору пользоваться помещением. Обеспечительные меры в виде запрета регистрации перехода права собственности не затрагивают прав арендатора и субарендатора.

В соответствии со ст. 620 ГК РФ по требованию арендатора договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда: арендодатель не предоставляет имущество в пользование арендатору либо создает препятствия пользованию имуществом в соответствии с условиями договора или назначением имущества; переданное арендатору имущество имеет препятствующие пользованию им недостатки, которые не были оговорены арендодателем при заключении договора, не были заранее известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора; арендодатель не производит являющийся его обязанностью капитальный ремонт имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки; имущество в силу обстоятельств, за которые арендатор не отвечает, окажется в состоянии, не пригодном для использования.

Договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по требованию арендатора в соответствии с пунктом 2 статьи 450 настоящего Кодекса.

Как верно указано судами инстанций, договором аренды от 01.05.2012 года и договором субаренды от 01.09.2012 года не содержат в числе причин расторжения договоров принятие обеспечительных мер.

Истцами не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих причинную связь между возникновения указанных истцами убытков и действиями ответчика.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Кассационная коллегия считает, что дав оценку всем обстоятельствам дела, в соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ, судебные инстанции пришли к правомерному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Иные доводы, приведенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанций и им дана надлежащая правовая оценка.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводы судов, а выражают лишь несогласие с ними, дают иную правовую оценку установленным обстоятельствам и по существу сводятся к переоценке доказательств, положенных в обоснование содержащихся в обжалуемых судебных актах выводов. В силу ст. 286 АПК РФ переоценка доказательств не входит в компетенцию арбитражного суда кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и  апелляционной инстанций при принятии обжалуемых судебных актов и влекущих их отмену, судебной коллегией не установлено, а обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, были предметом исследования и надлежащей правовой оценки судов, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 288 АПК РФ основаниями для безусловной отмены судебных актов, не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287 и ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Калужской области от 09.10.2018 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2018 по делу № А23-1133/2018 оставить без изменений, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий:

Л.В. Солодова

Судьи:

Л.В. Леонова

М.М. Нарусов

 

ПОДЕЛИТЬСЯ
Онлайн заявка