Онлайн заявка

Определение АС г. Москвы от 06.02.2019 по делу № А40-137960/17

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

06 февраля  2019 г.

 

Дело № А40-137960/17-129-171Б

Резолютивная часть определения объявлена 16 января 2019 г.

Определение в полном объеме изготовлено 06 февраля 2019 г.

Арбитражный суд в составе:

судьи  Фатеевой Н.В.

при ведении протокола секретарем с/з Трушниковой О.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника АКЦИОНЕРНОГО КОММЕРЧЕСКОГО МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО БАНКА «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК» (ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО)  (сокращенное наименование – ПАО  «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК», ОГРН 1027739253520, ИНН 7701014396, 107078,ГОРОД МОСКВА,,,,УЛИЦА САДОВАЯ-ЧЕРНОГРЯЗСКАЯ,6, дата регистрации: 25.09.2002 г.)

заявление конкурсного управляющего должника

к ОБЩЕСТВУ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «БАБУШКИНА КРЫНКА — НОВОСИБИРСК» (ОГРН 1125476097735, ИНН 5408295656, 630090, ОБЛАСТЬ НОВОСИБИРСКАЯ, ГОРОД НОВОСИБИРСК, УЛИЦА НИКОЛАЕВА, ДОМ 13, ЭТАЖ 4, ОФИС 401, дата присвоения ОГРН: 22.06.2012 г. )

о признании сделок недействительными и о применении последствий недействительности сделок, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами с момента вступления в силу определения суда о признании сделок недействительными,

с участием:

От ответчика – не  явился, извещен

От конкурсного управляющего —  Василенков А.А. (дов. от 16.04.18, паспорт)

УСТАНОВИЛ:

Приказами Банка России от 20.07.2017 №ОД-2033 и №ОД-2034 у ПАО  «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК» с 20 июля 2017 года отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация Банка России по управлению ПАО  «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК».

Решением от 21.09.2017 года (резолютивная часть объявлена 08.09.2017 г.) .) ПАО  «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК» признано несостоятельным (банкротом), введено конкурсное производство сроком на один год, конкурсным управляющим утверждена государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

Сообщение о данном факте опубликовано в газете «Коммерсантъ» № 182 от 30.09.2017 г., стр. 50.

17.07.2018 г. через канцелярию в Арбитражный суд г. Москвы поступило заявление конкурсного управляющего должника о признании недействительными сделок ответчика.

В процессе судебного разбирательства конкурсный управляющий в порядке ст.49 АПК РФ уточнил требования, просит:

1.   Признать недействительными сделками следующие банковские операции: — перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638   в  размере   15   000   руб.   на  счет  Лихачева  Виктора  Леонтьевича  № 40817810808880008961, открытый в АО «АЛЬФА-БАНК», с назначением платежа «Аванс за июнь 2017 г. Сумма 15000-00 Без налога (НДС)»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 7 586,48 рублей на счет Управления Федерального казначейства по Новосибирской области (Межрайонная ИФНС России №13 по г. Новосибирску) (5408230779) № 40101810900000010001, открытый в СИБИРСКОМ ГУ БАНКА РОССИИ, с назначением платежа «страховые взносы на выплату страховой части трудовой пенсии»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 4 484 рубля на счет Управление Федерального казначейства по Новосибирской области (Межрайонная ИФНС России №13 по г. Новосибирску) (5408230779) № 40101810900000010001, открытый в СИБИРСКОМ ГУ БАНКА РОССИИ, с назначением платежа «налог на доходы физических лиц за июнь 2017 года»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 1 758,68 рублей со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 на счет Управления Федерального казначейства по Новосибирской области (Межрайонная ИФНС России №13 по г. Новосибирску) (5408230779) № 40101810900000010001, открытый в СИБИРСКОМ ГУ БАНКА РОССИИ, с назначением платежа «страховые взносы на ОМС, зачисляемые в бюджет ФФОМС»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 1 000,04 рублей на счет Управление Федерального казначейства по Новосибирской области (Межрайонная ИФНС России №13 по г. Новосибирску) (5408230779) № 40101810900000010001, открытый в СИБИРСКОМ ГУ БАНКА РОССИИ, с назначением платежа «взносы на обязательное социальное страхование»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 68,97 рублей на счет УФК по Новосибирской области (Государственное учреждение-Новосибирское региональное отделение Фонда социального страхования) (5406023745) № 40101810900000010001, открытый в СИБИРСКОМ ГУ БАНКА РОССИИ, с назначением платежа «взносы на обязательное страхование от несчастных случаев»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 15 000 рублей на счет Шитиковой Елены Викторовны № 40817810444050718708, открытый в СИБИРСКОМ БАНКЕ ПАО СБЕРБАНК, с назначением платежа «выплата аванса за июнь 2017г.»;

—        перевод денежных средств от 29.06.2017 со счета ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» № 40702810200001795638 в размере 1 117 000 рублей на счет Лихачева Виктора Леонтьевича № 40817810808880008961, открытый в АО «АЛЬФА-БАНК», с назначением платежа «перевод денежных средств по договору процентного займа №31/01/17 БКНЛ от 31.01.17 (по ставке 6,67%)».

2.      Применить последствия недействительности данных сделок:

—        Взыскать с ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» в пользу ПАО «Межтопэнергобанк» в лице конкурсного управляющего — государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» денежные средства в сумме 1 161 898,17 рублей;

—        Восстановить задолженность ПАО «Межтопэнергобанк» перед ООО «Бабушкина крынка -Новосибирск» по Договору банковского счета № ЮР-01-1600-000599-00 от 15.08.2016г., заключенному ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» и Банком, в размере 1 161 898,17 рублей;

3.      Взыскать с ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» в пользу ПАО «Межтопэнергобанк» в лице конкурсного управляющего — государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» проценты за пользование чужими денежными средствами, подлежащие начислению на сумму, подлежащую возврату ПАО «Межтопэнергобанк» с момента вступления в силу определения суда о признании сделки недействительной в соответствии со статьей 395 ГК РФ.

4.      Взыскать с ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск» в пользу ПАО «Межтопэнергобанк» в лице конкурсного управляющего — государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» госпошлину в сумме 3000 рублей.

Представитель конкурсного управляющего явился в судебное заседание, поддержал доводы заявления.

Представитель ООО «Бабушкина крынка — Новосибирск»  в судебное заседание не явился, о времени и месте проведения судебного заседания извещен надлежащим образом. Ответчик отзыв не представил.

Дело слушалось в порядке ст. 123, 156 АПК РФ.

Выслушав представителя конкурсного управляющего, исследовав и оценив представленные в дело доказательства, суд считает, что заявление не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из заявления и представленных в дело доказательств, в учете ПАО «Межтопэнергобанк», далее по тексту — «Банк», были отражены оспариваемые операции.

Конкурсный управляющий должника, обращаясь с заявлением о признании указанных операций недействительными, полагает, что оспариваемые сделки подлежат признанию недействительными на основании п. 1 ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку привели к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, кредитора при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами, а также к тому, что отдельному кредитору оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения его требований, существовавших до совершения оспариваемых сделок, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве); на дату совершения оспариваемых банковских операций Банк отвечал признаку неплатежеспособности.

В обоснование заявления конкурсный управляющий указал следующее.

Поскольку оспариваемые сделки совершены в течение месяца до назначения временной администрации Банка (20.07.2017 г.) доказывание конкурсным управляющим обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о том, что на момент их совершения клиенту было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества Банка либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, не требуется.

В результате совершения оспариваемой операции кредитору было оказано предпочтение, поскольку он получил полное удовлетворение своего требования к Банку, в то время как если бы указанная сделка не была осуществлена, его требования подлежали бы удовлетворению в составе третьей очереди требований кредиторов.

Доказательствами,   подтверждающими   оказание   кредитору   предпочтения   в   отношение удовлетворения его требований по сравнению с другими кредиторами, являются:

1)      Наличием у Банка иных кредиторов на момент совершения оспариваемой сделки, в частности: требование Юрьевой Г.Г. по возврату вклада, вытекающее из заключенного с Банком Договора на размещение вклада накопительный-рантье № ФД-06-1602-000096-00 от 09.12.2016г.; срок выплаты по вкладу — 08.06.2018г. Несмотря на обращение вкладчика в Банк за возвратом вклада и претензию от 11.07.2017г. вклад не был возвращен до отзыва у Банка лицензии. Выплата страхового возмещения в размере суммы вклада и начисленных процентов осуществлена 03.08.2017; требование Исаева О.В., основанное на платежном поручении № 165669 от 28.06.2017 на сумму 500 000,00 рублей, поступило в картотеку неисполненных платежных поручений 29.06.2017 (счет № 47418810305201296100) и не исполнялось до дня отзыва лицензии у Банка. Выплата страхового возмещения в размере 1 400 000,00 рублей была осуществлена 03.08.2017, требование Исаева О.В. в размере 13 114 824,00 рублей включено в первую очередь реестра требований кредиторов; требование Мангояновой Н.М., основанное на платежном поручении № 5 от 28.06.2017 на сумму 490 000,00 рублей, поступило в картотеку неисполненных платежных поручений 29.06.2017 (счет № 47418810605201344215) и не исполнялось до дня отзыва лицензии у Банка. Выплата страхового возмещения в размере 491 599,68 рублей осуществлена 09.08.2017.

2) Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 04.10.2017 по делу № А40-137960/17-129-171Б о признании Банка банкротом установлено наличие у Банка признаков банкротства, предусмотренных п. 1 ст. 189.8 Закона о банкротстве, а именно:

—        неспособность удовлетворить требования кредиторов: по денежным обязательствам на дату отзыва лицензии (20.07.2017) общая сумма обязательств Банка, неисполненных в срок более 14 дней после наступления даты исполнения, составила 178 305 810.01 руб.;

—        стоимость имущества (активов) кредитной организации недостаточна для исполнения ее обязательств перед кредиторами и (или) обязанности по уплате обязательных платежей: размер обязательств Банка перед его кредиторами превысил стоимость его имущества (активов) на 10 275 782 000 руб.

3)      Согласно представленным конкурсным управляющим сведениям о требованиях кредиторов, опубликованным на официальном сайте ГК «АСВ», по состоянию на 01.06.2018 задолженность Банка перед кредиторами по требованиям, включенным в реестр требований кредиторов, составляет: первая очередь — 22 834 047 тыс. руб. (2 874 кредитора); вторая очередь — 11 051 тыс. руб. (74 кредитора); третья очередь -2 461 845 тыс. руб. (966 кредиторов).

Подтверждением того, что оспариваемые банковские операции являются сделками, выходящими за рамки обычной хозяйственной деятельности Банка, подпадающими под критерии, перечисленные в ст. 189.40 Закона о банкротстве и п. 35.3. Пленума № 63 от 23.12.2010 г., являются следующие обстоятельства:

—        уплата страховых взносов на выплату страховой части трудовой пенсии, налога на доходы физических лиц, страховые взносы на ОМС, зачисляемые в бюджет ФФОМС, взносов на обязательное социальное страхование и на обязательное страхование от несчастных случаев производились каждое 10-е число месяца, но не в конце месяца;

—        Ответчиком не представлены рациональные объяснения перечисления денежных средств третьему лицу — Лихачеву Виктору Леонтьевичу;

—        в дальнейшем вплоть до отзыва лицензии у Банка Ответчиком какие-либо значительные платежи не осуществлялись.

Сумма совершенных операций значительно превышает сумму, эквивалентную одному миллиону рублей по курсу Центрального банка Российской Федерации, установленному на дату платежа, и данные операции существенно отличается от ранее осуществляемых Ответчиком операций, что подтверждается прилагаемыми выписками по счету Ответчика.

Суд не может согласиться с доводами заявителя в силу следующего.

Как следует из материалов дела, приказом Центрального Банка Российской Федерации от 20.07.2017 №ОД-2034 с 20.07.2017 назначена временная администрация по управлению кредитной организацией ПАО «Межтопэнергобанк».

Таким образом, оспариваемые банковские операции подпадают под период регулирования пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

При этом, п.2 ст.61.3 Закона о банкротстве не предполагает вынесение судом решения о признании сделки недействительной по одному лишь указанному формальному основанию и не препятствует суду при рассмотрении соответствующего дела исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.

Согласно п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 или статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.

В соответствии с п. 35.3 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 поскольку указанные в пунктах 35.1 и 35.2 данного постановления сделки в принципе относятся к обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, в силу пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве при их оспаривании на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве конкурсный управляющий кредитной организации обязан доказать, что соответствующие сделки выходят за пределы такой деятельности.

В качестве таких доказательств могут, в частности, с учетом всех обстоятельств дела рассматриваться сведения о том, что:

а)      на момент совершения оспариваемой сделки в отношении кредитной организации регулятором был введен запрет на осуществление соответствующих банковских операций;

б)      или на момент совершения оспариваемой сделки у кредитной организации имелась картотека неоплаченных платежных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете;

в)      или оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие кредитные организации;

г)      или клиент ввиду аффилированности с сотрудниками кредитной организации располагал недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент совершения оспариваемого платежа знал о вероятном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций;

д)      или клиент перевел средства со вклада досрочно до истечения его срока с потерей значительной суммы процентов при отсутствии разумных экономических причин;

е)      или оспариваемым платежом клиент исполнил договор поручительства, заключенный незадолго до платежа в обеспечение возникшего существенно ранее долга другого лица перед кредитной организацией.

Кроме того, при оспаривании платежей, указанных в пунктах 35.1 и 35.2 данного постановления, следует также учитывать, насколько обычными они были для клиента.

Согласно положениям ст.189.40 Закона о банкротстве в случае оспаривания руководителем временной администрации по управлению кредитной организацией на основании статьи 61.3 настоящего Федерального закона сделок по списанию кредитной организацией денежных средств со счета клиента в этой кредитной организации в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как на основании распоряжения клиента, так и без него), по перечислению кредитной организацией денежных средств со счета клиента в этой кредитной организации на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации (как на основании распоряжения клиента, так и без него) либо по выдаче наличных денежных средств со счета клиента бремя доказывания того, что соответствующие сделки выходят за пределы обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, лежит на руководителе временной администрации по управлению кредитной организацией.

Предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности при наличии хотя бы одного из следующих условий:

—  оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации, либо если доказано, что клиент, осуществивший оспариваемый платеж, или получатель платежа знал о наличии других таких неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой кредитной организации;

— клиент или получатель платежа является заинтересованным либо контролирующим лицом по отношению к кредитной организации;

—  назначение либо размер оспариваемого платежа существенно отличается от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией, и клиент не может представить разумные убедительные обоснования этого платежа, и размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превысили один миллион рублей, а для платежей, совершенных в иностранной валюте, превысили сумму, эквивалентную одному миллиону рублей по курсу Центрального банка Российской Федерации, установленному на дату платежа. Настоящий подпункт не применяется к оспариванию платежей, направленных на исполнение денежных обязательств кредитной организации по заключенным с другими кредитными организациями кредитным договорам, договорам банковского счета либо договорам вклада (депозита).

Доводы конкурсного управляющего о наличии на 30.06.2017г. недостаточности денежных средств на корреспондентском счете филиала банка не подтверждаются представленными в дело доказательствами.

Операции осуществлялись в Сибирском филиале банка.

Согласно представленной оборотной ведомости филиала банка по корсчету филиала банка совершались как расходные, так и приходные операции.

Остаток денежных средств на корсчете Сибирского филиала банка на день спорной операции:

Дата

Сальдо на начало дня

Сальдо на конец дня

29.06.2017

19 042 637,58

12 271 970,56

30.06.2017

12 271 970,56

52 696,77

Согласно оборотной ведомости по  счетам по счету 47418 (незавершенные платежи) как на 29.06.2017г., так и на  30.06.2017 незавершенные платежи отсутствовали.

Таким образом, на дату совершения спорных операций конкурсным управляющим не представлены доказательства того, что в банке сформирована картотека, имелись признаки неплатежеспособности.

Суд считает необоснованными устные доводы конкурсного управляющего о том, что при оспаривании такого рода сделок не требуется доказывать наличие признаков неплатежеспособности банка, достаточно лишь доказать факт наличия денежных обязательств банка перед иными кредиторами.

Указанные доводы противоречат сложившейся судебной практике.

Так, согласно Определению ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 8 октября 2018 г. N 305-ЭС16-21459: «Переводы денежных средств по поручениям клиентов относятся к числу операций, регулярно выполняемых кредитными организациями. Они, как правило, совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности (статьи 1 и 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»).

Такие переводы могут быть признаны недействительными в двух случаях:

если конкурсный управляющий доказал совокупность обстоятельств, составляющих любую из презумпций, закрепленных в пункте 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве, а клиент банка данную презумпцию не опроверг;

если конкурсный управляющий по общим правилам о доказывании подтвердил выход оспариваемой банковской операции за пределы обычной хозяйственной деятельности, в том числе подтвердил наличие признаков недобросовестности в поведении клиента банка (например, доказал, что клиент, выдавший распоряжение о перечислении средств, был осведомлен об объективном банкротстве банка) (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В рассматриваемом случае в обоснование вывода о нетипичности спорных операций суды сослались на презумпцию, изложенную в подпункте 1 пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве.

Однако данная презумпция не подлежала расширительному истолкованию.

Исходя из буквального толкования нормы она применима, если:

имелась совокупность двух обстоятельств — образовалась картотека (в том числе, скрытая) к тому корреспондентскому счету (субсчету), который был использован для выполнения оспариваемой операции, и при этом спорный платеж совершен с нарушением правил гражданского законодательства об очередности исполнения поручений клиентов;

либо доказано, что в распоряжении клиента, осуществившего оспариваемый платеж через корреспондентский счет (субсчет) в отсутствие формальных признаков нарушения установленной гражданским законодательством очередности исполнения поручений клиентов, или в распоряжении получателя платежа действительно имелись сведения о наличии других неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой же кредитной организации, к которому уже имелась картотека (в том числе, скрытая), что позволяло сделать однозначный вывод о получении предпочтения.

Само по себе возникновение картотеки на одном корреспондентском счете не позволяло судам применить презумпцию, закрепленную в подпункте 1 пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве, к клиенту, выполнившему операцию через иной корреспондентский субсчет».

Доказательства выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности кредитной организации конкурсным управляющим также не представлены.

Из представленных конкурсным управляющим доказательств также не следует, что банком были не исполнены платежи той же очереди, что и платеж ответчика.

Доводы конкурсного управляющего о том, что банк также не исполнял платежные поручения физических лиц, отказывал в выдаче наличных денежных средств, например, Юрьевой Г.Г.,  также признаны судом необоснованными.

Заявление (претензия) Юрьевой Глафиры Григорьевны, на которое ссылается Заявитель, было предъявлено в банк 11 июля 2017 г. В заявлении указано, что Юрьева Г. Г. обратилась в Дополнительный офис «Реутов» ПАО «Межтопэнергобанк» по адресу: 143964, Московская область, г. Реутов, ул. Комсомольская, д. 18/2, пом. X с требованием закрыть вклад и вернуть ей денежные средства с начисленными процентами, однако, в удовлетворении ее требования было отказано.

Между тем оспариваемые Заявителем банковские операции были совершены 29 июня 2017 года, то есть до возникновения каких-либо неисполненных требований клиентов ПАО «Межтопэнергобанк».

Доводы конкурсного управляющего о наличии неисполненных платежей со ссылкой на выписки  по операциям Исаева, Мангояновой, ООО «Партнер», отклонены судом, поскольку из представленных документов не следует, что указанные лица совершали операции в Сибирском филиале банка.

Кроме того, доказательства того, что указанные платежи были не исполнены именно в связи с неплатежеспособностью банка, конкурсным управляющим не представлены.

Таким образом, конкурсный управляющий не доказал совокупность обстоятельств, составляющих любую из презумпций, закрепленных в пункте 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве, в том числе, презумпцию, изложенную в подпункте 1 пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве; не доказал, что в банке на 29.06.2017г. образовалась картотека, при этом спорный платеж совершен с нарушением правил гражданского законодательства об очередности исполнения поручений клиентов, что в распоряжении клиента действительно имелись сведения о наличии других неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой же кредитной организации, к которому уже имелась картотека (в том числе, скрытая), что позволяло сделать однозначный вывод о получении предпочтения.

Суд также учитывает, что оспариваемые сделки не превышали 1% активов Должника.

Согласно ст. 61.3 Закона о банкротстве не могут быть оспорены на ее основании сделки, если цена передаваемого по ним имущества или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процентстоимости активов должника.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена передаваемого по ним имущества или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процентстоимости активов должника.

При этом, в абзаце 4 пункта 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 63 от 23.12.2010 г. разъяснено, что бремя доказывания того, что цена сделки превысила один процент стоимости активов должника, лежит на оспаривающем сделку лице.

Вместе с тем, Конкурсным управляющим не доказан факт того, что сумма оспариваемых сделок превышает 1% от стоимости активов должника.

Как следует из Решения Арбитражного суда г. Москвы от 04.10.2017 г. (резолютивная часть решения объявлена 20 сентября 2017 года) по настоящему делу о признании ПАО «Межтопэнергобанк» несостоятельным (банкротом), по результатам проведенного анализа финансового состояния ПАО «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК» на дату отзыва лицензии на осуществление банковских операций, временная администрация на основании данных оборотной ведомости по счетам бухгалтерского учета — отчетности (форма 0409101), данных бухгалтерского баланса (форма 0409806), ведомости остатков по лицевым счетам кредитной организации по состоянию на 20.07.2017 г., используя результаты инспекционных проверок за 2016-2017 гг., материалы Предписаний Банка России за 2016-2017гг., установила, что стоимость имущества (активов) кредитной организации составляет 20 230 776 000 руб. при величине обязательств перед кредиторами в размере 30 506 558 000 руб., в связи с чем Банк России представил дополнение к заявлению о признании ПАО «МЕЖТОПЭНЕРГОБАНК» несостоятельным (банкротом) (см. абз. 8 стр. 3 и абз. 1 стр. 4 Решения суда).

Поскольку, 1% от стоимости активов Банка составляет 202 307 760,00 руб., что больше суммы каждой из оспариваемых сделок как в отдельности, так и в совокупности, указанные Заявителем сделки, которые не выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства, в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями действующего законодательства, суд пришел к выводу, что оспариваемые конкурсным управляющим сделки не могут быть признаны недействительными, принимая во внимание, что на эту дату в Банке отсутствовала картотека неоплаченных расчетных документов, в том числе на корреспондентском счете филиала и ответчик не знал о наличии неисполненных распоряжений по корреспондентским счетам (субсчетам) должника на момент осуществления оспариваемых операций.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 25.07.2001 N 138-О, отношения банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых, исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком, в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.

Как неоднократно указывал Верховный Суд Российской Федерации в своих определениях, сам по себе факт появления в спорный период времени у должника сложностей не исключает возможность осуществления кредитной организацией обычной хозяйственной деятельности и, как следствие, не исключает возможность применения положений пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, поскольку при ином подходе, все банковские операции, совершенные кредитной организацией в течение месяца до назначения временной администрации, подлежат признанию недействительным, это, по сути, означает игнорирование положений пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, являющихся неотъемлемой частью правил об оспаривании сделок, что, в свою очередь, ведет к дестабилизации гражданского оборота, неоправданному отрицанию всей обычной деятельности кредитной организации за месяц до введения временной администрации, нарушению принципов правовой определенности и обеспечения разумного баланса имущественных интересов участников гражданского оборота. При этом, обязанность доказать, что исполнение банком-должником платежного требования клиента по перечислению денежных средств со счета последнего выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности банка-должника возложена на конкурсного управляющего.

Обязанность доказать, что исполнение банком-должником платежного требования клиента по перечислению денежных средств со счета последнего выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности банка-должника возложена на конкурсного управляющего, вместе с тем, в данном случае, конкурсным управляющим соответствующих доказательств не представлено.

При таких обстоятельствах, правовых оснований для удовлетворения требований заявителя о признании недействительными сделок на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве и применении последствий недействительности не имеется.

При принятии настоящего судебного акта суд руководствовался практикой Верховного Суда РФ, в том числе, определением от 11 июля 2018 г. N 305-ЭС16-21459(11), определением от 8 октября 2018 г. N 305-ЭС16-21459  а также практикой Арбитражного суда Московского округа (в том числе, Постановлениями от 19.11.2018 г. , 28.11.2018г. по делу N А40-129253/17, от 07.11.2017г. №А40-220058/15 и др.).

Расходы по уплате госпошлины относятся на истца на основании ст.110 АПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 32, 61.1, 61.3, 61.4, 61.8, 61.9, 129, 189.40, 189.67 Закона о несостоятельности (банкротстве), статьями 13, 65, 71, 101, 110, 176, 184, 185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

О П Р Е Д Е Л И Л:

Отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника о признании недействительными сделок по перечислению денежных средств, совершенных ООО «БАБУШКИНА КРЫНКА — НОВОСИБИРСК» 29.06.2017г.,  и о применении последствий недействительности сделок.

Определение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в десятидневный срок со дня вынесения.

 

Судья:                                                                                           Фатеева Н.В.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Онлайн заявка