Онлайн заявка

Лицензионный договор

Недавно мы анализировали арбитражную практику применительно к договору коммерческой концессии, теперь речь пойдет об еще одном «интеллектуальном» договоре, а именно о лицензионном.

1. Лицензиат обратился в суд с требованием о признании лицензионного договора недействительным и применении последствий недействительности сделки. Доводы истца основывались на следующем: ответчик имел право заключать только сублицензионный, а не лицензионный договор; в договоре отсутствует указание на результат интеллектуальной деятельности; отсутствуют номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на результат. Между тем кассация признала спорный договор заключенным и действительным: условия сформулированы таким образом, что позволяют с достаточной степенью определенности уяснить смысл условий договора о предмете и используемом результате интеллектуальной деятельности, договор фактически был исполнен. Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 1238 ГК РФ к сублицензионному договору применяются правила ГК РФ о лицензионном договоре. (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27.12.2013 г. по делу № А40–20795/2013)

2. Отказ лица от лицензионного договора не влечет расторжения заключенного между сторонами договора на поставку программного комплекса, как регулирующего иные отношения. Договор поставки программного комплекса (статья 506 ГК РФ) и лицензионный договор (статья 1235 ГК РФ) о порядке его использования, являясь взаимосвязанными, регулируют различные правоотношения и не могут рассматриваться как единый договор. (Постановление ФАС Западно-сибирского округа от 18.05.2011 г. по делу № А70-8898/2010)

3. Лицензиру отказали в удовлетворении требований о расторжении лицензионного договора и взыскании убытков. Довод истца о том, что он не может реализовать свое право, предоставленное лицензией на использование программного продукта в связи с наличием существенных недостатков в продукте был отклонен судом, в силу того, что договором не были предусмотрены услуги по внедрению и технической поддержке программного продукта. (Постановление ФАС Московского округа от 02.07.2013 г. по делу № А40-111104/12-26-947)

4. После расторжения лицензионного договора, у лицензиата остался долг по лицензионным платежам, и ему была выдана банковская гарантия в обеспечение указанных обязательств. В дальнейшем, лицензиар предъявил требование о взыскании остатка суммы основного долга к принципалу. Суд отказал в удовлетворении требований, в связи с тем, что на момент выдачи банковской гарантии указанное в ней обязательство, в обеспечении которого она выдавалась, было прекращено. (Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2012 г. по делу № А40-108760/11-46-956)

5. Стороны заключили лицензионный договор, по условиям которого лицензиату предоставлено право на использование изобретения по патенту в предусмотренных договором пределах. При этом за лицензиаром сохранялось право заключать с другими лицами лицензионные договоры на использование изобретения в отношении способов, не предусмотренных в лицензионном договоре. Роспатент отказал в регистрации указанного договора как несоответствующего понятию лицензионного договора о предоставлении исключительной лицензии, определенному п.1 ст. 1236 ГК РФ. Суд не согласился с таким выводом, исходя из п. 3 ст 1236 ГК РФ, согласно которому в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности могут содержаться условия для лицензионных договоров разных видов (исключительной и неисключительной лицензии). Следовательно, законодатель допускает дифференциацию лицензионных договоров в зависимости от способа использования результата интеллектуальной деятельности. (Постановление ВАС РФ от 12.03.2013 г. по делу № А40-106575/11-26-813).

6. ОАО «Воронежнефтепродукт» и ОАО «Нефтяная компания «Роснефть» был заключен лицензионный договор на использование в предпринимательской деятельности товарных знаков последнего. Между тем, УФАС России по Воронежской области было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности указанных лиц за неисполнение предписания о необходимости согласования с УФАС условий договоров коммерческой концессии и агентских договоров, относящихся к розничной реализации нефтепродуктов в Воронежской области. В дальнейшем, суд удовлетворил требования компаний об отмене указанного постановления, указав, что в данном случае действительной волей сторон было заключение именно лицензионного договора. (Постановление ФАС Центрального округа от 17.03.2009 по делу N А14-14722/2008/492/10)

7. Обращение лицензиара в суд с требованием о признании нарушения лицензиатом существенных условий лицензионных договоров в части своевременности уплаты лицензионных платежей было расценено как избрание ненадлежащего способа защиты права с учетом положений ст.12 ГК РФ и того факта, что между сторонами спор о принадлежности интеллектуальных прав истцу отсутствует. (Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2013 г. по делу № А40-6521/12-19-56)

8. Суд признал лицензионный договор о предоставлении права использования произведений, входящих в репертуар ООО «Российское авторское общество», способом публичного исполнения, как в живом исполнении, так и с использованием технических средств незаключенным, ввиду несогласованности предмета договора – отсутствовал конкретный перечень музыкальных произведений. (Постановление ФАС Московского округа от 09.06.2012 г. по делу № А40-61370/11, Постановление ФАС Московского округа от 07.06.2012 г. по делу № А40-74258/11-51-639)

9. Компания попыталась оспорить заключенный лицензионный договор, по которому предоставлялось право использования произведения: нормативно-технической или технической документации, в отношении которой лицензиар имеет исключительные права как разработчик. Доводы истца об отсутствии признаков объектов авторского права у документации, а также о мнимости сделки не были восприняты судом. Более того, указание истца на то, что в результате заключения договора ограничена конкуренция на рынке предоставления информационных услуг, т.е. услуг по платному доступу к соответствующей информации, было истолковано судом как признание истцом охраноспособности объекта сделки. (Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2011 г. по делу № А40-7067/11-110-57)

Комментарии.

  • Несмотря на частые попытки сторон оспорить заключенный лицензионный договор, суды не всегда идут на поводу, придерживаясь принципа «больной скорее жив чем мертв».
  • Имеет место проблема выбора того или иного способа защиты своих прав по лицензионному договору. Некоторые выбирают весьма «экзотические» способы (например, в п. 7). Между тем, несмотря на то, что перечень способов защиты гражданских прав, закрепленный в ст. 12 ГК РФ, является открытым, суды толкуют его ограничительно.
  • Практика показывает, что часто возникает путаница между договором коммерческой концессии (который был рассмотрен нами ранее) и лицензионным договором в силу сходства предмета.
  • Договоры, заключаемые для реализации предоставленного по лицензионному договору права (договор поставки, договор оказания услуг и др.), имееют самостоятельный правовой режим. Отказ от лицензионного договора не влечет расторжения указанных договоров.
  • Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Pravobez.ru» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

    Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

    Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

    ПОДЕЛИТЬСЯ
    Онлайн заявка